<a href="https://www.instaforex.org/ru/">ИнстаФорекс портал</a>
Экономика

Американцы постараются обрушить российский нефтегазовый сектор по иранскому сценарию

Американцы постараются обрушить российский нефтегазовый сектор по иранскому сценарию0

Соединенные Штаты могут ввести «иранские» санкции в отношении нефтегазового сектора РФ. О том, что такая вероятность существует, говорится в докладе «Положение дел в мире», приготовленном экспертами Дипломатической академии МИД РФ.

В нем, в частности, указывается, что пересмотр Вашингтоном в однобоком порядке политических приоритетов и договоренностей, а также усиление давления на Тегеран и европейских партнеров, «принуждает задуматься о возможных последствиях применения жесткого антииранского санкционного альтерната к России».

Авторы доклада считают, что это может повлиять в первую очередь на нефте-газовый российский сектор.

Отмечается также, что США продолжат ужесточать свои санкции, используя их как рычаг политического давления и управляя, таким образом, конфликтами. В связи с чем, специалисты рекомендуют российским дипломатам проводить на международных площадках — в ООН, G20 и ВТО — политику осуждения использования экономических ограничений как сокрытой формы протекционизма.

Собственно, американские санкции (Санкция — элемент правовой нормы, предусматривающий неблагоприятные последствия для лица, нарушившего содержащееся в такой норме правило.Санкция — мера воздействия, применяемая к правонарушителю и) против Ирана, в том числе, иранского нефтегазового сектора, имеют уже сорокалетнюю историю. И ведут отчет с приказа президента Джимми Картера от 1979 года, которым была прекращена закупка иранской нефти, заморожены иранские вклады в банках США и забугорных филиалах, а также запрещена продажа Ирану запчастей для военного снаряжения.

С тех пор антииранские санкции не один раз корректировались — часть запретов была отменена, другая ужесточена, вводились свежие ограничения.

Даже «ядерная сделка» с Тегераном, заключенная в 2015 году странами «шестерки» — США, Францией, Великобританией, Германией, Китаем и РФ, не стала поводом для отмены ограничительных мер против Ирана со стороны Вашингтона. А после того, как президент Дональд Трамп порвал это соглашение в одностороннем порядке, санкционное давление на Исламскую Республику только лишь усилилось.

На данный момент объектами американских санкций в Иране является нефтяная ветвь (что особенно болезненно для страны, где нефть — основной источник получения денежных средств), банковская сфера, судостроение, морские перевозки, металлургия — в целом же ограничения распространяются более чем на 600 лиц и компаний.

Россию в Вашингтоне, видимо, тоже все еще продолжают считать «державой бензоколонкой», «чья экономика зависит только от нефти (природная маслянистая горючая жидкость со специфическим запахом, состоящая в основном из сложной смеси углеводородов различной молекулярной массы и некоторых других химических соединений) и газа», как гласил в свое время покойный сенатор Маккейн. А тогда, действительно, было бы разумно ударить по «самому больному» — по нашей нефтянке и газовому сектору. Что, в общем-то, они и делают уже, пытаясь хоть какими правдами и неправдами остановить реализацию проекта «Северный поток — 2».

Но вот как здесь сработают иранские шаблоны?

— Учитывая, что сейчас происходит в Вашингтоне, естественно, исключать ничего нельзя, — комментирует ситуацию ведущий научный работник Института общественных наук РАНХиГС Сергей Беспалов. — Но все-таки мне данный вариант кажется маловероятным. Поскольку для того, чтобы вводить санкции, нужно ожидать, что они будут исполнены.

Американцы просто не могут не понимать того, что у РФ есть долгосрочные контракты. Целый ряд стран (территория, имеющая политические, физико-географические, культурные или исторические границы, которые могут быть как чётко определёнными и зафиксированными, так и размытыми (в таком случае нередко), в том числе, Европейского союза весьма сильно зависит от импорта российских углеводородов.

Поэтому, какие бы санкции не были введены — не только лишь в краткосрочной, но, пожалуй, и в долгосрочной перспективе, — покупатели наших ресурсов, в принципе, не сумеют от них отказаться. Или заменить чем-то еще.

Речь идет о Германии, о других странах Евросоюза, речь идет о Китае и т. д.

Какие бы санкции не угрожали покупателям российской нефти и газа, они будут вынуждены как угодно портить взаимоотношения с американцами, но отказаться от российских энергоресурсов для них смертельно. Это просто значит — повредить собственную экономику.

Я не говорю уже о том, что, естественно, Китай, для которого Россия тоже в последнее время стала наикрупнейшим поставщиком энергетических ресурсов, по понятным причинам (не только экономическими, но и политическим) не поддастся такому давлению. Хотя от операций с Ираном в энергетическом секторе Пекин во многом естественно отказывается сейчас.

Но, в любом случае, идет ли речь о Китае, идет ли речь о странах Евро союза, они все не могут обходиться без российских энергоресурсов. Поэтому утверждения о способности подобного рода санкций, мне кажутся просто голословными.

Еще раз повторю: даже, беря во внимание тот бардак, который сейчас царит в Вашингтоне, антироссийскую истерию, и то, что республиканцы и демократы в каких-либо ситуациях просто соревнуются по части новых антироссийских инициатив, вводить санкции, у которых нет ни мельчайших шансов быть реализованными, было бы довольно странно.

«СП»: — Но они же пробуют санкционно давить на участников проекта «Северный поток-2», хотя понимают, наверняка, что уже вряд ли этим его остановят…

— Американцы, с одной стороны, заинтересованы в том, чтобы в перспективе увеличить собственные поставки — прежде всего газа, а, может быть, и нефти — в державы Евросоюза. С другой стороны, чтобы нанести ущерб России и не допустить роста масштабов российского экспорта энергоресурсов в европейские страны.

Здесь фактически речь идет о строительстве новых трубопроводов. И, прежде всего, газопровода «Северный поток-2». Хотя в свое время предпринимались пробы сорвать и «Турецкий поток», и т. д.

О том, чтобы вводить санкции в отношении уже действующих нефтегазопроводов, речи не шло. И, думаю, по тем причинам, о которых я произнес, уже и не может идти.

Да, Польша и некоторые другие страны Центральной и Восточной Евро союза отчасти переориентируются на закупки американских энергетических ресурсов. Но все это невозможно в масштабах вообще всего ЕС. Невозможно для крупнейших европейских экономик, прежде всего, Германии.

«СП»: — Почему?

— Во 1-х, по техническим причинам, учитывая ориентацию всей инфраструктуры на российские нефтегазопроводы. Позже, у американцев просто нет соответствующих объёмов нефти и газа, и вряд ли они появятся в перспективе. Не говоря уже о том, что переориентация крупнейших экономик государств ЕС на относительно дорогие американские нефть и газ будет означать утрату европейцами собственной глобальной экономической конкурентоспособности. На это те же немцы просто не могут позволить себе пойти.

Но главное, повторяю, что в видимой перспективе это просто технически невозможно — настолько плотная у нас такая взаимозависимость с европейцами и китайцами в данной сфере.

Никакие американские санкции по иранскому варианту — т.е. попытки полностью заблокировать нефте-газовый экспорт из страны путем санкций не только в отношении поставщика (потенциально, РФ), но и в отношении покупателей — стран ЕС и Китая, — не имеют ни малейших шансов быть исполненными. А потому, видимо, и не будут введены. Это означало бы для американцев окончательную собственную дискредитацию…

«СП»: — А можно ли гласить о том, что сегодня наша экономика уже меньше зависит от экспорта углеводородов, чем ранее?

— Безусловно, какие-то достижения есть в части развития не нефтегазового экспорта (как понятие, происходит от лат. exporto, что в буквальном смысле означает вывозить товары и услуги из порта страны или государства). Но, естественно, в долгосрочной перспективе экономика наша по-прежнему очень сильно зависима от углеводородов.

Если представить себе, что экспорт энергоресурсов РФ заблокирован, то несколько лет мы бы продержались, предположим, за счет значительных ресурсов, скопленных нашим государством. Но даже в перспективе трех-четырех-пяти лет это стало бы колоссальным ударом. Просто потому что, по большому счету, переориентировать нашу экономику (хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления), изменить структуру нашего экспорта все же не посчастливилось пока. Те подвижки, которые достигнуты, они совершенно незначительны, на мой взгляд, и экспорт несырьевой остается все еще довольно скромным.

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Кнопка «Наверх»
Закрыть
Закрыть