Главная / Экономика / Как правительство должно ответить на санкции, или про Слона и Моську

Как правительство должно ответить на санкции, или про Слона и Моську

Want create site? Find Free WordPress Themes and plugins.

Как правительство должно ответить на санкции, или про Слона и Моську

После внедрения очередных мер русский фондовый рынок (совокупность процессов и процедур, обеспечивающих обмен между покупателями (потребителями) и продавцами (поставщиками) отдельных товаров и услуг) ушел в жесткое пике. С пятницы индекс РТС свалился на 12%, цикл спецакций «Русала» в Гонконге  — на 55%. Падение крупнейших голубых фишек, кои даже не попали в санкционные списки (Сбербанк, «Лукойл») составило от 10% до 20%. Цикл бакса достигнул практически 64 рублей, а цикл евро — 78. Как Российская Федерация должна ответить на эти санкции?

Как правительство должно ответить на санкции, или про Слона и Моську

Начнем с предыстории вопроса. Владимиру Путину посчастливилось выстроить весьма эффективную альтернативную действительность для внутреннего употребления (см. мою статью «Экономика вранья»). Кратко, намного гораздо дешевле из всех утюгов говорить, что мы стали величавыми или крутыми, чем на самом деле стать величавыми и крутыми. Неувязка в том, что с какого-то момента сами бюрократы стали веровать в информацию, которую они скармливают буквально через федеральные каналы популяции (к примеру, Мария Захарова признается, что глядит анонсы телеканала «Российская Федерация (форма государственного устройства, при которой части государства являются государственными образованиями, обладающими юридически определённой политической самостоятельностью в рамках федерации)» и многовато для себя выяснит нового. В связи с этим появились две глобальные трудности:

1. Бюрократы, кои поверили, что мы вправду встали с колен, и если мы захотим – то всему миру покажем геополитическое огого.

2. Запад, коий 1-ое определенное время на проказы Путина реагировал достаточно вяло, пытаясь играть стратегию «ты г… не трогай, оно и разить не станет».

Агрессивные пробы показать всем, что мы встали с колен и готовы это обосновать, начались не вчера и даже не с Крыма, а более 10 лет назад. В ноябре 2006 г. случилось ликвидирование Литвиненко в Лондоне (которое никто, за исключением Путина (Владимирович Путин (род. 7 октября 1952, Ленинград, РСФСР, СССР) — российский государственный и политический деятель, действующий и вновь избранный 18 марта 2018 года Президент Российской), санкционировать не мог).  В феврале 2007 г. была именитая мюнхенская речь, когда Путин уже официально сообщил, что мы готовы к новенькому противоборству с США, НАТО и вообщем с Западом. В августе 2008 г. Российская Федерация напала на Грузию, практически выступив за одну из сторон во внутригрузинском конфликте.

После 1-ой волны путинской агрессии случился жесткий денежный кризис. Индекс РТС со времени войны с Грузией по декабрь 2008 г. свалился в 3 раза (с июня 2008 г. по декабрь 2008 г. — в 4 раза). Уже в 4-м квартале 2008 г. российскому правительству было не до геополитических игр – приходилось в каждодневном режиме отгружать вагоны бабла дружеским олигархам, чтоб спасти их от разорения. Запад, наверняка, тогда подумал, что его стратегия «Путина не трогай, он и разить не станет» сработала. Но как только лишь стоимость на нефть снова поползла ввысь, денежные рынки стабилизировались, Путин снова раздухарился на геополитическом поле. Оттяпал Крым, сопровождая весь процесс потоками лжи – то нас там нет и мы туда не собираемся, то мы туда пойдем, прикрываясь дамами и детками  

, то мы там были с самого начала. Позже развязал войну в Донбассе, повсевременно отрицая наличие там русских войск, хотя уши нашего военного присутствии там торчали из всех щелей. В конце концов, непонятная операция в Сирии, чтоб на русских штыках возвратить распорядок Асада к власти. Запад сообразил, что хотя они г… и не трогали, но разит оно на весь мир все больше и больше, и делему надо решать. Серия русских мер, которая началась в 2014 г. – это реакция на 2-ой раунд русской интернациональной агрессии.

Чтоб осознать, как должно реагировать русское правительство на санкции, надо для начала осознать, как работает западное общество. Оно очень кропотливо и бюрократично. Введение любые мер, а также их отмена просит значимого времени и согласований. Конкретно потому 1-ый раунд агрессии для РФ прошел безнаказанным – западные чиновники решили поглядеть — а вдруг неувязка сама собою рассосется. После второго раунда агрессии Запад сообразил, что не рассосется, и после (дипломатический представитель высшего ранга своего государства в иностранном государстве (в нескольких государствах по совместительству) и в международной организации; официальный представитель) длительных согласований и дискуссий принял для себя принципное решение, что после всякого агрессивного шага властвующий распорядок в РФ надо наказывать все больнее и больнее. Конкретно потому те шаги и деяния, кои прощались нам 10 лет назад, вызывают жесткий отпор сейчас.

У РФ на данный момент два альтерната реакции. 1-ый альтернат – продолжить играть стратегию слона и моськи, понимая, что слон уже разъярен. 2-ой альтернат – признать (хотя бы кулуарно), что силы не равны, закончить тявкать на слона и даже сделать некий примирительный шаг навстречу.

Разглядим 1-ый альтернат – продолжать заливчато лаять и пробовать укусить слона за щиколотки. Мы эту стратегию играем последние несколько лет. На абсолютно каждый раунд мер придумываем, как бы побольнее укусить Запад. На акт Магнитского мы ответили «антисиротским указом», запретив усыновление наших сирот гражданам США, а также воспретили заезд в Россию ряду людей США, кои «причастны к правонарушениям основополагающих прав и свобод человека», а также еще как-то провинились перед РФ. В августе 2014 г., в ответ на крымско-донбасские санкции, Российская Федерация ввела антисанкции – запрет на импорт продовольствия из государств Запада. Другими словами, абсолютно каждый раз мы бомбили Воронеж с практически нулевым вредом для забугорных государств.

Вообщем Российская Федерация не может нанести никакой суровый урон Западу. Российская Федерация – это мение 2% от мирового ВВП (США и Европейский альянс – 50%). Структура нашей наружной торговли — это обмен ресурсов на все остальное. Запад может достаточно просто поменять наши ресурсы предложением с других рынков. Даже если это вызовет некий рост цен, это не станет большой неувязкой, так как толика ресурсов в добавленной цене современных экономик – вообще всего несколько процентов. РФ же заместить продукты и технологии Запада просто напросто неоткуда. Все эти «Роснано», «Ростех», «Сколково» потерпели фиаско. Внутреннего рынка для такового объема производимого сырья просто напросто нет. Если Российская Федерация решит ограничить экспорт собственных ресурсов, это стукнет, прежде вообще всего, по РФ. Мы просто напросто лишимся экспортной выручки, а означает, и объективной возможности брать критически серьезный импорт из-за рубежа. У РФ беспристрастно нет рычагов, чтоб нанести хоть некий осязаемый экономический урон Западу. А у Запада конечно есть. Реакция русских денежных рынков на очередные санкции показала, как больно нам может сделать Запад, даже не прилагая никаких суровых усилий со собственной стороны, а мы никак не можем адекватно ответить (после того, как МИД дал обещание агрессивно ответить на американские санкции (Санкция — элемент правовой нормы, предусматривающий неблагоприятные последствия для лица, нарушившего содержащееся в такой норме правило.Санкция — мера воздействия, применяемая к правонарушителю и), индекс Dow Jones вырос на 2%). Если мы примем решение увеличивать конфронтацию, вводя ответные санкции (толку от коих с точки зрения урона противнику станет ноль), это может вызвать только лишь раздражение на Западе, и как следствие, введение против нас новейших мер, кои смогут быть намного болезненнее, чем данный раунд. К примеру, если в списки включат «Газпром», «Лукойл», «Роснефть», Сбербанк, «Норникель». Это станет означать армагеддон русского фондового рынка и глубочайший кризис в мировой экономике.

2-ой альтернат, безусловно, неприятен для русских ястребов, но это единственно вероятный выход из кризиса. Безусловно, Русскому Союзу было в конце 1980-х неприятно признать, что он проиграл прохладную войну. Но если бы мы признали данный факт на 10 лет ранее, то и реформы конечно можно было бы провести куда мягче, без шоковых терапий, потрясений и массового обнищания населения. А так, СССР вышел из гонки вооружений только лишь в тот момент, когда экономика (хозяйственная деятельность общества, а также совокупность отношений, складывающихся в системе производства, распределения, обмена и потребления) была даже не на грани разорения, а находилась в состоянии разорения, и проведение предстоящей политики конфронтации было на физическом уровне нереально. Мы на данный момент находимся в схожем положении. Четырехлетняя санкционная война показала, что силы, мягко говоря, не равны. Мы уже исчерпали способы собственного экономического воздействия, а Запад нет. Если США и Евро союз захочут, они сумеют мгновенно обанкротить все главные русские организации и госбюджет, к примеру, введя эмбарго на импорт ресурсов из РФ или расширив санкционные списки за счет других русских больших компаний. Поражение в данной санкционной войне РФ придется все равно признать, рано или поздно. Лучше рано, сохранив хоть какое-то лицо, чем в стадии разорения экономики, приползая на коленях к Западу с просьбами хоть как-то подкормить нас гуманитарной помощью (см. кейс 1991-1992 гг.)

Какие определенные квоты русское правительство могло бы сделать для понижения конфронтации с Западом (сторона света, противоположная востоку)? Конечно есть три тривиальных (и прибыльных для державы) шага – это отмена антисканкций, прекращение помощи сепаратистских войск на Донбассе и вывод войск из Сирии. Отмена ограничений на импорт продовольствия с Запада не только лишь позволит показать, что Российская Федерация вожделеет понижения напряжения, но и также резко снизит цены на продовольствие снутри РФ. Это миф, что от эмбарго мучаются  хипстеры. Из-за него подросли цены на спецпродукцию массового спроса – овощи, молочные продукты, мясо. Отказ от помощи непризнанных режимов ЛНР и ДНР и передача границы под контроль Украины позволят показать, что мы не собираемся в предстоящем искусственно подогревать внутриукраинские конфликты. В конце концов, вывод (по-настоящему окончательный) войск из Сирии и прекращение помощи Асада – это шаг в том же направлении. Мы отказываемся от агрессивной наружной политики и помощи невменяемых диктаторов. Снова же уход из Украины и Сирии позволит сберечь значимые средства для бюджета, кои конечно можно станет навести, к примеру, на поддержку социально незащищенных групп населения.

Согласится ли Путин на 2-ой сценарий? С одной стороны, он противоречит всей той риторике отношений с Западом, которую он выстраивал последние 10-15 лет.  С другой, уже разумеется, что Запад принял политическое решение реагировать на каждое агрессивное деяние РФ, и если Путин продлит дергать кота за усы, то весьма вмиг экономика под гнетом мер скатится в полномасштабный кризис, и он растеряет власть в итоге мягенькой или жесткой революции. А власть – это то, что Путин любит больше вообще всего. Единственный метод для Путина ее сохранить – это закончить раздражать Запад.  

Максим Миронов, доктор Finance IE Business School (Мадрид).

Did you find apk for android? You can find new Free Android Games and apps.
Facebooktwittergoogle_plusredditpinterestmail Понравилась статья - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (16 оценок, среднее: 4,63 из 5)
Загрузка...
Регистрируясь либо нажимая кнопку «Комментировать», я принимаю пользовательское соглашение (Политику конфиденциальности) этого сайта и подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности.

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш email нигде не будет показан

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

Weboy

Top Weboy