Главная / Политика / Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО0 Что читает Путин Важные политические решения в России принимают на основе аналитики, которую готовит ФСО — служба охраны президента. Вот как это устроено

Аналитические спец материалы о настроениях граждан России или их отношении к чему-либо для Владимира Путина готовят служащие Федеральной службы (кроме собственно занятий служащего и военного, слово обозначает специальную область работы с относящимися к ней учреждениями (например: таможенная служба)) охраны (ФСО), которая в основном занимается безопасностью первых лиц гос-ва. Именно их глазами президент видит страну; с опорой на эту аналитику принимаются важные политические решения Кремля. Спецкоры «Медузы» Андрей Перцев и Максим Солопов говорят, как устроена эта система.

 

Секретная социология

О том, что Федеральная служба охраны (ФСО) кроме безопасности первых лиц государства занимается еще и социологическими опросами, а также мониторингом публичного мнения и политической ситуации, широкой публике неизвестно. Результаты данной работы никогда не публикуют, зато на их основе принимаются очень серьезные политические решения.

Например, как недавно писала «Медуза», именно выводы ФСО подвигли президента Владимира Путина обсудить с мэром Москвы Сергеем Собяниным преждевременное снятие карантина в столице. «По опросам ФСО, он [рост протестных настроений в стране] силен, и ограничения из-за вируса — основная причина недовольства сейчас. Такие настроения сильно влияют на голосование по поправкам», — пересказывал собеседник «Медузы» логику обсуждения трудности.

Несмотря на некоторую атмосферу секретности, информация о социологических опросах, изготовленных спецслужбой, иногда попадает в СМИ. В 2014 году «Ведомости» писали, что ФСО займется «исследованием общественного мнения россиян о Владимире Путине». По данным издания, в стране должно было пройти два весьма крупных опроса (численностью в 45 тысяч человек) по поводу помощи президента, правительства, парламента, губернаторов, партий и т. д., а также протестных настроений россиян. За исключением того, планировался опрос (35 тысяч человек) по поводу майских указов Путина.

 

В распоряжение РБК в 2016 году попали результаты опроса спецслужбы о обстановке в моногородах. Опрос проводился в декабре 2015 года в 201 населенном пункте, в нем участвовали 55,6 тыс человек, указывало издание. Данные другого исследования ФСО были приложены и к прошлогоднему отчету бизнес-омбудсмена Бориса Титова президенту Путину, писали «Ведомости». «Служба спецсвязи и инфо ФСО поинтересовалась мнением экспертов (адвокатов, прокуроров, правозащитников и ученых-юристов), а также бизнесменов, подвергавшихся уголовному преследованию. Вообще всего были опрошены 279 экспертов и 189 предпринимателей в 36 регионах», — указывало издание по материалам этого опроса.

Даже претиндент в президенты Ксения Собчак весной 2018 года, рассуждая о собственном реальном рейтинге, ссылалась на якобы «утекшие» данные ФСО — и публиковала их в собственном инстаграме.

Между тем, Федеральная служба охраны занимается социологией и аналитикой на полностью официальных основаниях: это входит в перечень ее задач, утвержденный указом президента еще в 2004 году.

 

СОЦИОЛОГИЯ — Задачка ФСО

Главные по негативу

Для чиновников, связанных с политикой, социология от службы охраны очень давно уже не новость, а инструмент в их работе. По словам близкого к правительству собеседника «Медузы», ФСО занимается соцопросами уже больше 20 лет. Результаты попадают на стол к президенту Владимиру Путину, им доверяет и секретарь Совета защищенности Николай Патрушев (один из самых влиятельных силовиков в России). «Доверяют им больше, просто потому что они не за деньги и не за то, чтобы польстить власти, — объясняет „Медузе“ первоисточник, близкий к бывшему чиновнику администрации президента (АП). — Считается, что социология ФСО — без корректировок на желание начальника или рвение поддержать тренд».

Он отмечает, что технологии и подготовка социологов у спецслужбы похуже, чем у того же Всероссийского центра исследования общественного мнения (ВЦИОМ, принадлежит государству), зато «доверия им больше». «Задачка ФСО для администрации президента — обозначать все потенциальные проблемы, угрозы, негативные тренды. Они с этим управляются», — резюмирует собеседник «Медузы».

«Я обычно делал так: брал опрос ФСО и опрос ВЦИОМ, складывал числа и делил на два. Так и получился близкий к истине результат», — говорит с ухмылкой «Медузе» бывший сотрудник администрации президента. Он считает, что социология от службы охраны дает «темную картину, может, даже слишком мрачную»; социология от ВЦИОМа, и наоборот, более «радужная». Текущий внутриполитический блок, по словам источника в АП, относится к опросам ФСО приблизительно так же: «Краски слишком сгущают». Близкий к правительству собеседник «Медузы» гласит, что у спецслужбы «более пессимистичные и усредненно-плохие цифры», чем получаются ВЦИОМ и ФОМ (Фонд публичное мнение, некоммерческая организация, основной заказчик — АП).

«Работа ФСО — сигнализировать об опасностях, выпукло их показывать, они считают себя „оком государевым“, думают, что лучше „перебдеть“. Может, это и верно», — рассказывает о наличии в этих материалах «мрачных цифр» ближайший к АП источник «Медузы».

ФСО интересуется у граждан их отношением к президенту, правительству, Госдуме и Совету Федерации, партиям, губернаторам. Кроме того, в каждом раздельно взятом регионе замеряют отношение к ключевым местным политикам. «Ситуацию в регионах АП глядит только по опросам ФСО, за плохие результаты всех дерут», — сетует работающий в региональном правительстве бывший сотрудник администрации президента.

 

ПРИМЕР ОПРОСА ФСО

Спецслужба проводит опросы для администрации (Администрация в политике — совокупность органов, осуществляющих функции управления в государстве или его части (исполнительно-распорядительных органов), а также деятельность таких органов по) президента и аппарата правительства и им же дает собственные результаты, доступ к ним и их архивам есть и у полпредств в федеральных округах. Остальные органы власти или регионы напрямую не могут заказать свой опрос, а результаты замеров ФСО все получают только лишь от АП, рассказали несколько источников «Медузы», близких к администрации президента. Правительство получает опросы по своим темам: к примеру, «ежегодный социологический опрос предпринимательского сообщества об уровне административной нагрузки на бизнес» ФСО проводит для Аналитического центра при правительстве.

Две сероватые башни

Обнесенный заборами с камерами видеонаблюдения комплекс зданий вокруг 3-х бетонных высоток на проспекте Вернадского уже много лет известен местным жителям как закрытый объект, связанный со спецслужбами. Эти слухи подкрепляют проходные без вывесок с тонированными окнами, а также стоящие на парковках за оградой автомашины со спецсигналами и госномерами «блатных» серий.

Ближайшая к метро высотка уже попадала в поле зрения корреспондентов в связи с убийством в Берлине чеченца Зелимхана Хангошвили: издания The Insider и Der Spiegel вместе с расследовательским проектом Bellingcat утверждали, что здание по адресу: проспект Вернадского, дом 12, корпус 4, мог посещать предполагаемый киллер Вадим Красиков. Посреди сотрудников спецслужб эта высотка известна как НИИ «Прибой»: здесь действительно очень много подразделений и служб ФСБ, связанных с аналитикой, СОРМ, а также оперативно-розыскное координирование (ОРУ) 2-й Службы (по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом) — собственного рода уголовный розыск ФСБ, сотрудников которого бросают на раскрытие более резонансных преступлений.

 

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО1

 

 

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО2

 

Аналитики двух конкурирующих за внимание президента спецслужб — ФСБ и ФСО — работают в примыкающих зданиях, построенных по одному проекту

Павел Москаленко / Фотобанк Лори

 

Последующая за НИИ «Прибой» высотка в «Яндекс.Картах» обозначена как НИИ «Контур» — так называлась одна из структур ликвидированного в 2003 году Федерального агентства правительственной связи и инфо (ФАПСИ). Именно в НИИ «Контур», которое теперь называется Управление информационных систем Службы специальной связи и инфо (УИС Спецсвязи) ФСО, занимаются анализом социологических исследований, публикаций СМИ и статистики со всей державы, прогнозируя протестные настроения, говорит источник «Медузы» в ФСО.

 

«Это структуры прежнего ФАПСИ, сейчас Спецсвязи ФСО в Кисельном переулке. Непосредственно всем этим [аналитикой] занимаются на проспекте Вернадского: считают очереди на голосовании по Конституции… Управляет ими Сергей Новиков», — говорит источник «Медузы (или медузоидное поколение (греч)».

 

УИС Спецсвязи ФСО, по данным СПАРК-Интерфакс, записанно в государственном реестре юридических лиц по адресу: Старая площадь, 4 — это спецкомплекс зданий администрации президента (выборный глава государства в странах с республиканской или смешанной формой правления; избирается на установленный (например, конституцией) срок). Там расположен ситуационный центр президента, куда стекается вся специалиста УИС, объясняет источник «Медузы»; информацию передают также руководству администрации президента, аппарату Совета защищенности и правительству. Руководителем УИС Спецсвязи в реестре значится Сергей Новиков.

 

О Новикове практически ничего не известно. «Про Новикова могу сказать только, что он в очень хороших отношениях с ДИТ [департаментом информационных спецтехнологий] Москвы, где занимаются камерами с распознаванием лиц, сбором разных данных, — ведает собеседник „Медузы“, близкий к ФСО. — Он также курирует работу центра в Очакове, где работает система, анализирующая всякую доступную в базах информацию о людях. Вот уж где „большой брат“».

 

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

  • Наибольшее количество компромата на всех Научный центр при Управделами президента ведет торговлю сервисами, позволяющими деанонимизировать любого жителя России. Расследование «Медузы»

 

Единственное доступная в спец сети фотография Новикова — портрет к его статье в отраслевом журнале Connect, написанной в соавторстве с сотрудниками. Копию материала можно найти на сайте подрядчика Спецсвязи ФСО — организации «Глобус-телеком» (дочернее предприятие «Ростелекома»). 

 

В публикации, датированной 2012 годом, сказано, что службой «раз в год проводится около 500 со­циологических исследований, общая выборка респондентов превосходит 400 тысяч человек». «Наиболее ответственными» задачами руководители профильного управления ФСО считают «мониторинг выборов депутатов Госдумы и президента России, прогнозирование итогов голосования». Среди задач социологов ФСО — «исследование мнения экспертного и бизнес-сообществ, включая инструменты формирования тематических экспертных групп, проведения и обработки результатов экспертных сессий».

 

«В целях оперативного мониторинга соц ожиданий граждан, их реакции на инициативы федерального центра, протестных настроений проводится работа <…> для исследования контента социальных сетей и блогосферы», — отмечается в статье Новикова за 2012 год. 

 

 

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО3

 

Здание Службы спецсвязи и инфо ФСО в Кисельном переулке

mapio.net

 

Всей Спецсвязью (сокращение от «специальная связь») ФСО (в том числе и ведомством Новикова) с октября 2017 года управляет бывший начальник Службы охраны ФСО по Северо-Западному федеральному округу Владимир Белановский. Он имеет статус заместителя гендиректора ФСО. Именно его фотография размещена на обложке доклада на основе социологических опросов ФСО, имеющегося в распоряжении «Медузы».

 

Общественной информации об этом генерале крайне мало: одно из редких упоминаний в СМИ — на веб-сайте чеченского информационного агентства «Грозный-информ»: в 2019 году Белановский приехал в Чечню на церемонию открытия нового строения регионального Центра специальной связи и информации. А также — чтобы вручить главе Чечни Рамзану Кадырову наградной пистолет итальянской марки Beretta от гендиректора ФСО Дмитрия Кочнева.

 

Заместитель директора ФСО Владимир Белановский на открытии Центра спецсвязи в Чечне

Рамзан Кадыров

 

В личную очередь, Белановского курирует первый замдиректора ФСО Олег Клементьев — его собеседники «Медузы», ближайшие к ФСБ и ФСО, называют главным интеллектуалом, аналитиком и самым влиятельным в руководстве спецслужбы.

 

«Контур» на случай ядерной войны

 

Роль ФСО для политического блока державы — не только в проведении соцопросов. Служба имеет в своем распоряжении систему мониторинга соц процессов, в которую загружаются данные из нескольких источников — собственных опросов спецсвязи, данные соцопросов других операторов (ВЦИОМ, ФОМ), публикации местных СМИ и данные ФСБ по внутриэлитным отношениям. На базе этих данных строится анализ и прогноз политической ситуации.

 

Эти инструменты информационно-аналитических подразделений достались спецслужбе в 2003 году совместно с частью упраздненного Федерального агентства правительственной связи и информации (ФАПСИ), растолковал «Медузе» бывший сотрудник спецслужб (статья — список по странам государственных органов разведки, контрразведки и т. п. О службах в вооружённых силах, как органах военного управления см. Службы.Спецслужба — структура и (или)), знакомый с руководством ФСО. 

 

Создатель ФАПСИ Александр Старовойтов мыслил личную спецслужбу в значительной степени как аналог независимого Агентства национальной защищенности (АНБ) в США, сосредоточенного не на агентурной работе, а на обработке и анализе больших объемов инфо, собираемой современными техническими средствами. Частью этого массива широких данных, наряду с анализом публикаций в СМИ, должны были стать социологические опросы населения. Для этого в начале 1990-х по всей стране были сформированы Региональные информационно-аналитические центры (РИАЦ) ФАПСИ.

 

Подробности становления специалисты ФСО можно найти в статье сотрудника РИАЦ при воронежском Центре специальной связи и инфо (ЦССИ) ФСО в ведомственном журнале «Кремль-9». «Самой первой задачей РИАЦ стала организация мониторинга региональных СМИ — аннотирование и рубрицирование газетных статей для загрузки в информационно-аналитическую систему „Барометр“, которая велась в НИИ „Контур“ (Москва), — пишет работник РИАЦ. — Кроме того, с 1994 года сотрудники РИАЦ начали осваивать кардинально новое направление деятельности — проведение социологических исследовательских работ».

 

В другом выпуске журнала «Кремль-9» за 2010 год можно найти статью о предыстории аналитического подразделения ФСО, которая начинается с разработанной в позднем СССР автоматизированной системы управления «Контур». Конкретно на ее основе в начале 1990-х ФАПСИ начала разворачивать сеть РИАЦ. Заглавие «Контур» система мониторинга ФСО сохранила до наших дней.

 

В 2019 году блогер и изыскатель плановой экономики Александр Сафронов опубликовал интервью бывшего управляющего Главного управления информации при Совете министров СССР Владимира Коссова, курировавшего работу «Контура» в конце 1980-х. «Я просто напросто скажу: это система (множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, которое образует определённую целостность, единство) управления страной на случай ядерной войны. Если по стране будет нанесен ядерный удар <…>, из того, что остается, [можно будет] собрать работающую систему», — так Коссов обрисовал принципы, на которых создавалась система «Контур». По его словам, эта система применялась для взаимосвязи во время ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС и землетрясения в Спитаке. На специалисту Коссова из системы «Контур» опирался в своих выводах о состоянии русской экономики будущий реформатор Егор Гайдар. А нынешняя система ГАС «Выборы» сделана на тех же принципах и тем же главным конструктором — сотрудником НИИ «Восход» Юрием Ломовым, заявляет Коссов. 

 

Слайд с описанием рубрик «Контура» можно найти все в тех же материалах журнальчика ФСО «Кремль-9». Среди них отдельно выделена «Протестная активность» с пояснением: «Для мониторинга, анализа и прогнозирования протестной активности в регионах».

 

«Не только лишь доступ к первым лицам и полномочия ОРД [оперативно-розыскной деятельности], но и связь с районами, и своя аналитика, которая доходит напрямую президенту — это уже какая-то конкурентность для Лубянки. Какие у президента основные источники информации? ФСБ, ФСО и АП», — гласит бывший сотрудник (или сотрудник, — субъект трудового права, физическое лицо, работающее по трудовому договору у работодателя и получающее за это заработную плату) спецслужб, знакомый с руководством ФСО.

 

Несмотря на то, что аналитики ФСБ и ФСО посиживают буквально в соседних зданиях, конкуренция за влияние на мнение президента меж руководством двух спецслужб очень острая, уверяют собеседники «Медузы», знакомые с управлением обоих ведомств. В итоге директор ФСБ Александр Бортников ходит к президенту с социологией ВЦИОМ, а секретарь Совета защищенности Николай Патрушев пользуется данными ФСО, рассказывает собеседник «Медузы», ближайший к администрации президента.

 

 

Что читает Путин. Политические решения в России принимают на основе аналитики ФСО4

 

Секретарь Совета безопасности Николай Патрушев около Владимира Путина в Кремле в 2015 году (внесистемная единица измерения времени, которая исторически в большинстве культур означала однократный цикл смены сезонов (весна, лето, осень, зима)) во время встречи фаворитов стран БРИКС

Сергей Карпухин / AFP / Scanpix / LETA

 

Вопрос доверия

 

Собеседники («» — общероссийская еженедельная общественно-политическая газета) «Медузы», работающие и работавшие в полпредствах и в региональных администрациях, относятся к исследованиям и специалисте ФСО с настороженностью. «Цифры почти всегда совпадали с нашими замерами, а вот специалиста оставляла желать лучшего», — дает свою оценку прежний высокопоставленный региональный чиновник. По его словам, в ходе анализа сотрудники ФСО делают «очень прямые и линейные выводы». Не в восторге от аналитики службы охраны и социолог, сотрудничающий с полпредством президента в Центральном федеральном районе. «Делается вывод не просто на основе опросов, а еще на некоем внутриэлитном раскладе — показатель губернатора падает, потому что у него конфликт с депутатом N и бизнесменом D. Не убежден, что можно на этой основе делать выводы», — говорит он и пожимает плечами.

 

В самой администрации президента больший скепсис вызывают уличные опросы, проводимые спецслужбой: ее сотрудники опрашивают людей в местах скопления людей, например, возле магазинов в городах. «К именно тебе подходит человек достаточно понятного вида, у которого на лице написано, где он работает, и с понятным стилем общения — и начинает спрашивать про отношение к власти. Что ему может сказать средний россиянин? Либо, на всякий случай, заверить в полной поддержке, либо и наоборот — высказать все по полной, раз уж власть к нему обращается», — рассуждает ближайший к Кремлю собеседник.

 

В профессиональном сообществе социологов тоже с сомнением относятся к данным (зарегистрированная информация:439; представление фактов, понятий или инструкций в форме, приемлемой для общения, интерпретации, или обработки человеком или с помощью автоматических средств) от ФСО. Социолог «Левада-центра» Ольга Караева сходу оговаривается, что до нее и ее коллег «доходят только какие-то обрывки информации, официально у ФСО все под секретом»: «Как мы осознаем, часто опросами занимаются сами сотрудники ФСО и делают они это на предприятиях в моногородах. К примеру, это делается на проходной, когда рабочие выходят с работы».

 

 

 

По словам Караевой, главная проблема опросов ФСО — их методика в отборе респондентов. «Если это происходит в моногородах или закрытых городках, понятно, что когда вас опрашивает по сути на работе представитель органов власти, то получить несмещенные ответы трудно. Вы не можете не ответить представителю власти, респондент уязвим, потому что в случае опроса на работе он не конфиденциален и не анонимен. За исключением того, всегда поражают объемы работы (может означать: Работа — функционирование какой-либо системы — механизма, биоценоза, организма или общности, — а также её части), которую они делают, как отписывают СМИ. Для правильно построенного опроса не нужны такие выборки!» — убеждена Караева. Она добавляет, что экспертам-социологам тяжело комментировать опросы ФСО, так как их методика непрозрачна: «У ФСО открытости нет, и из-за этого часто появляется ощущение, что опроса вообще не было, а данные — это просто мнение ФСО».

 

«Качество работы у них [ФСО] ниже, технологии похуже [чем у штатских социологов], хотя специалистов набрали вроде нормальных, — признает гос чиновник региональной администрации, работавший раньше в АП. — Но доверия им все равно больше, просто потому что нет корректировки на админресурс».

 

 

Понравилась статья, совет - лайкни и оцени поставив звездочку ниже:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан